Число Пи и Она

Пышность пиона это мещанский шик, слишком всего много, в сотне рваных кудреватых лепестков нет чувства формы, чувства меры, все что есть выпячено наружу, ничего сокровенного. Но пионы и стабильны, как мещане, долго живут в вазе, сначала многообещающими бутонами, потом растрепанными, как морды розовых пуделей, цветками с наивным сильным запахом, вроде бы приятным, но через некоторое время раздражающим. Простоватость пионьей красы вызвала к жизни это вишнево-красное атласно-бархатное платье опереточного разбора, с турнюром. Эта мода конца 19 века под стать пионам, простодушный вызов преувеличенной женственности. Сплошные сдобные окружности, бесконечное загадочное число Пи и Она. Такие платья влекли за собой не только шлейфы, но и драматические сюжеты в духе Мопассана, Лескова, Островского. Отсюда лестницы, окна, двери, которые так возбуждают воображение. Каждая женщина должна время от времени пребывать в платье иной эпохи, это чувственный опыт, который нельзя ничем заменить, без которого бессмысленны все призывы феминизма «познавать свое тело». Корсет дает женскому телу уникальные ощущения, нельзя их игнорировать в своей эмоциональной биографии. То же и шлейф. В случайно попавшемся на глаза женском фейсбучном щебетании о кроссовках прозвучал такой комментарий: «После кроссовок любые туфли кажутся некомфортными». Так же фатально губит женственность трикотаж, после футболки любое платье, тем более с поясом, кажется слишком утомительной заботой. Наша эпоха перечеркнула тысячелетние достижения портновского и обувного дела, нивелировала моду. Встает вопрос: ради чего. Ответ «ради комфорта». А комфорт ради чего? «Чтобы всюду успеть». И что, в результате всеобщего бега с утра до вечера в кроссовках и футболках, мир, человечество становится прекраснее? «Нет, мир и человечество становится все примитивнее». Может быть современный человек пусть не красив, но счастлив? «Нет, он бесконечно одинок и масса удовольствий и комфорта не складывается в счастье». Так кто же мы, остановившие тысячелетнюю игру форм, эволюцию красоты? Неужели просто мусор истории и начало 21 века пополнит в будущем список варварских темных эпох, от которых не осталось ничего? Да мы и сами понимаем в глубине души, что у нас уже нет образцов, образов, об утрате которых стоило бы жалеть. Только цветы еще говорят о красоте. Но женские селфи с цветами встретишь нечасто, в миллион раз реже, чем с бокалом коктейля.