Утро эстета

Поступают конечно от населения записки с просьбой пошаговой инструкции повадок эстета в вольере, то есть дома. Это интересный вопрос, спасибо. Действительно, что же остается от эстета в сухом остатке, когда нет публики? Хотите верьте, хотите нет, но именно в одиночку эстет максимально эстетствует. Если хотите эстетнуть на выходных, пошагово так пошагово, поехали. Пробудившись, в положении лежа, проследите глазами за поведением солнечного луча и ветерка на занавеске, при этом нужно поднять руку, чтобы солнце просветило ее розовым светом и плавно, скорее даже безвольно повращать кисть. Далее собственно отрыв от постели, но не уходите от нее, полюбуйтесь при утреннем свете как вдумчиво вами подобрана цветовая гамма простыни, наволочки, пододеяльника, какие живописные вмятины и складки образовались на них за ночь. Затем окиньте взглядом комнату, утром вещи могут сильно удивить своим местоположением, вы не удосужились вечером прибрать, а вышли натюрморты. Займитесь вазой с цветами, поменяйте воду, отбегите несколько раз от букета, подвигайте его на столе, чтобы найти наиболее выгодный ракурс. Дальше умывание, то, сё, прием чайной мельхиоровой ложкой цветочной пыльцы, она стоит в холодильнике в стеклянной банке, на которой пчеловод начертал грубо маркером черным цену, а я заклеила картинкой, Сара Бернар в роли Маргариты Готье. Запиваем водой из бокала, куда брошены несколько лепестков чайной розы. После приема пыльцы чувствуешь себя сильфидой и это очень кстати. Потому что теперь ритуал обеспыливания, метелкой пройтись по декоративным предметам, книжным полкам, чтобы все стало свежо, пыль наводит уныние. Возле книжной полки можно погадать себе на любимом поэте, открыть наугад страницу, и с закрытыми глазами ткнуть пальцем. Поразительные рекомендации получаешь, просто мурашки по коже. Следующий час отдан возне с тканями, до возникновения идеи нового костюма, иногда импровизация настолько законченна, что тут же ее фиксируешь, вот как сегодня вышло, попался под руку серозеленый топ из органзы с металлической нитью, он повлек за собой шарф из жатой тафты и юбку также из тафты сиреневой с зеленым отливом. В комнате еще были закрыты шторы, сквозь которые пробивалось яркое солнце и захотелось пронизать все эти ткани солнечным светом. Вышло весьма элегически, Сильфида или костюм для прогулки в утреннем саду. Час пролетел в позировании. Ну, тут уже голод прилично дает себя знать, мысли бегут гурьбой к холодильнику, воображение рисует возможное меню завтрака, кухня достигнута в несколько балетных прыжков, священнодействуешь с огнем, а затем в зависимости от цвета приготовленной еды выбираешь цвет тарелок, эффектно все расставляешь, придирчиво двигаешь по сантиметру вправо-влево, добиваясь натюрморта, затем открываешь случайную книгу и начинаешь вкушать ее и блюда. Так завершается первый раунд эстетизации вселенной на дому. И это тоже театр.