Сентиментальная горячка

Низко посаженные на лоб драгоценные обручи, модная деталь вечернего наряда 1910-х. Сам этот наряд силуэтом в виде кокона из тонких тканей, с крылышками на талии, часто и увитый прозрачной длинной вуалью, вызывал в воображении пляски нимф при луне. К этой ассоциации подталкивал и синематограф, на мерцающих черно-белых экранах которого как бы всегда царила ночь с ее тайнами и страстями, неизменно окружающими роковых женщин. Неделя ежевечернего просмотра раннего немого с Глорией Свенсон вылилась в импровизацию из полосы голубого шифона и четырех шарфов с золотистыми поверхностями. Чтобы моя «дива» выглядела более матерой, я включила за прозрачным занавесом из искрящегося рыжего шифона два источника разного света и сама поверила, что в моей сумочке маленький дамский пистолетик и подлая записка анонима, «Сентиментальная горячка. Аристократка и богачка. В сетях соперницы-злодейки».