От окей до икей

Весело глядеть, как океанские волны американского образа жизни сшибаются с мазутом нашей патриархальности и гаснут. В самой толще народной услышишь откровенно презрительные аттестации любых звезднополосатых трендов. Даже и сам флаг этой добродетельной страны полностью исчез из одежды, а ведь как облекались в него, с какой охотой покупали вещи с красно-сине-белой заплатой. Тоже и «окей». Помните, как в первом приступе капитализма на рубеже 80-90-х и млад и стар у нас бойко завершали им любой разговор. Но довольно быстро это стало дурным тоном, и настал день, что когда некто в бейсболке убежденно произносил «окей», все переглядывались — «а вот и дурак». Часто, правда, «дурак» был начальником присутствующих и единственным, кто действительно слышал «окей» на его родине. Но когда поездки за океан стали массовыми, Америка как-то тихо и прочно отодвинулась на роль разрекламированного второго сорта. Европейская марка устояла, хотя тоже, тоже, тоже — резолюции на французов, итальянцев, не говоря уж о немцах, весьма пошли вольные. Согласны мы попридержать язык разве что еще по поводу англичан, но и на них уже взирает наш человек, побывавший в Лондоне, с досадой сильно переплатившего за товар по каталогу, оказавшийся в руках чем-то сомнительным. Но жилье англичан выглядит завидно, как снаружи, так и внутри. А у нас Икея произвела сущий погром в квартирах обитателей спальных районов, прикопивших долларов на евроремонт. Эти неофиты дизайна страстно крушат стены, алкая непременно «студий», которые заливаются белым. Иногда женщины протестуют против «больничного» и тогда предлагается бежевый вариант, молодые супруги с плазмой над кроватью согласны выживать в красном интерьере, который как бы предъявляется невидимой комиссии по крутизне. Вообще поведение подопытных свинок нашего младодизайна должно изучаться психологами пристально, ведь скоро пойдут массовые фрустрации, да уже пошли. Дом ведь это единственное убежище души и тела, тем более, что у большинства кредитоспособных граждан место работы это место, где люди терпят, сцепив зубы, разного рода невидимое насилие, так еще дома изволь притворяться. Хотя я преувеличиваю, наверное. Наш человек рожден в тотальной показухе, в ней проводит фальшивое детство в неказистом «саду» и школе, но вырвавшись на оперативный простор, за свои уже кровные практикует показуху в гардеробе и обстановке дома вполне искренне. Мне рассказали о человеке, который купив квартиру по 1000 долларов за метр, ухитрился в каждый этот метр вбить по 5 000 зеленых ремонта. Есть, есть виртуозы потрафить купецкому ндраву, такие предъявят каталоги нанотехнологий в плитке, что восторг господина Журдена гарантирован. Тут нет места ничему художественному. В икеевидных интерьерах малограмотному, но амбициозному потребителю предлагается в качестве искусства триптих над диваном. Берется некое изображение, фото (или акриловая мазня) пейзажа с пальмами, цветов, атлетического негра, часто страдают в качестве объекта почему-то группы фламинго и попугаев, видимо залежались уцененные на складах. Панно распиливается на три части, в центре пошире, по бокам поуже, раздвигаются и вуаля, точка в дизайнерской квартире поставлена. Дизайнер, то есть человек, вкусивший трехмесячные курсы стиля, объясняет хозяевам, что эту расчлененку ничем нельзя дополнять, чтобы не порушить минимализм. Минимализм, который выговорить уже берутся многие даже средних лет мужики, накопившие на евроремонт, вот еще один бич помнящих детство среди ковров и «стенок» с сервизами. От минимализма наши люди спасаются в интимном пространстве спальни, куда если случайно заглянуть из правильной пустой гостиной, увидишь самые простодушные розовые занавеси с воланами, бездну флаконов на столике будуарного трельяжа, бра с бронзовыми завитушками и стеганые атласом стенки ложа. Левиафан патриархальной общины извивается под ударами дизайнерского западного хлыста, но выживает. Но только процентов 20 обывателей обыкеены профессионалами, остальные обставляются самотужки и результат симбиоза «современного дизайна» с порывами славянской души можно видеть на фото, которыми обклеены доски продаж и сдачи в аренду недвижимости. Это своего рода стиль: в красном углу «залы» кондиционер, стены без обоев, и это прогресс нешуточный, но снабжены лепной рамой по периметру. Массивные кожаные кресла и диван как бы из бункера третьего рейха мирно соседствуют со стеклянным жантильным столиком на бронзовых гнутых ножках, на окнах замысловатые слои драпировок с кистями или наоборот офисные жалюзи среди ампира, в потолке утоплены фары, но не редкость и хрустальная эрмитажная люстра. Некоторые интерьеры есть просто перенесенный домой офис.

При этом в интернете навалом образчиков, вполне достойных стать отправной точкой симпатичного ремонта даже в стиле «белое безмолвие», мне нравятся, например, такие варианты 2010-х.