Медовое утро

Не раз уже докладывали мы мировой общественности об нашей утренней неге эстетической, как то есть она охватывает разум и чувства едва из постели. И хотя разум, как ему и положено по должности, пытается привести аргументы более полезной траты времяни, чувства, конечно, берут свое. Берут они его в мешке. У меня все ткани распределены по цвету в мешки. Иногда заскучаешь по какому-нибудь цвету, может его тебе не хватает, как витамина, и надо принять, ну и вывалишь из мешка все прямо на пол, так виднее. Вот захотелось желтого, видимо надоели пасмурные дни. А оно не совсем бессмысленно, с прикидочкой идет на новый костюм. Перебираешь ткани, щупаешь как Чичиков сукна в лавке, набрасываешь на себя перед зеркалом, тут идея-то и бросится тебе на шею как родная, что уже и отказать нельзя в любви. Но поймала я себя давно на том, что идеи эти благополучно начисто забываются. Конечно, приходят новые, а все же жалко, зачем-то же некая форма явилась, но красота нового дня смывает все следы вчерашнего. Пыталась зарисовывать, но выяснилось, что расшифровать потом удается не всегда. И стала я делать фотоснимки черновые. Придерживая там и сям руками на себе ворох тканей, чтобы только понятны были приблизительно силуэт, распределение объемов и цвета, опознаны потом и найдены ткани-участницы для дальнейшего воплощения уже ответственного: измятое в мешке нужно отгладить, продумать места креплений, у нас ведь все на булавках, но выглядеть должно как сшитое, детали выработать тщательно, свертеть неотменимую шляпку, подобрать обувь, украшение и т.д. Черновые эти экзерсисы происходят обычно сразу после пробуждения, вместо зарядки что ли, без всякого разумеется макияжа, часто босиком бродишь между тканями лежащими на полу, подхватывая то одну то другую задумчиво. Потом фотографируешься в разных углах, чтобы проверить как поведут себя разные фактуры и цвета при разном освещении. Эти черновики, конечно, потом, когда костюм осуществлен, отправляются в корзину. Но иногда в них именно по причине абсолютной непринужденности и раскованности — никто не увидит! — как раз и оседает что-то ценное, настроение, схваченное «а прима», в одно касание. Вот и с этим «желтым утром» так вышло: все измятое, придерживается руками, да и сама «дама» в шляпе босиком вертится перед зеркалом, и кажется мне, что вообще не стоит и возиться дальше с этим костюмом, скучновато все только желтое, пожалуй. Но импрессионистические эскизы в желтом сыграны всерьез и утро благодаря им пережито какое-то медовое. Публикуется на правах закулисной жизни Домашнего Театра Моды.