Завтрак с Тургеневым

Ивана Сергеевича литкафе «Летресса» уже принимало в свои тенета, и речь тогда шла о женщинах, но мужчины Тургеневу удаются лучше, если честно. «Тургеневские женщины» тем более уже не попадаются, во всех смыслах. Ни у одного писателя 19 века не встретишь таких мужских персонажей, которые для своего времени не характерны, всех там дико удивляют, зато в наши дни могли бы войти без зазора, только сюртук на джинсы поменяй. Один из них (в повести «Три портрета») абсолютно то, что сегодня мы называем «манипулятор», причем действие с его участием отнесено Тургеневым аж в 18 век, да в российскую помещичью глушь, где этот Василий Иванович Лучинов совсем инопланетянин, терминатор среди кустов сирени. Тургенев показывает его работу пошагово, так что холодеет кровь. Стержень Лучинова не просто цинизм, который все же можно распознать еще в какой-то момент и оказать сопротивление, а дикая воля, обвитая талантом играть людьми. Он и окружающие это раскаленная лава и трава. Женщина ли, мужчина ли на пути, они только издают короткий «пшик» и утилизуются. «Василий не полюбил Ольгу, нет! — словом „любовь“ шутить не надобно... Он нашел себе занятие, поставил себе задачу и радовался радостью деятельного человека. Он и не вспомнил о том, что она — воспитанница его матери, невеста другого; он ни на один миг не обманывал себя; он очень хорошо знал, что ей не быть его женой... он очень знал, чего он хотел и к чему он стремился.

Василий Иванович вполне владел способностью в самое короткое время приучить к себе другого, даже предубежденного или робкого, человека... Прошло два месяца. В Ольге исчезла, наконец, всякая самостоятельность, всякая воля; она даже не хотела противиться обаянью и с замирающим сердцем безусловно отдалась Василью...

Настало довольно трудное время для Василия; но никакие трудности запугать его не могли. Он весь сосредоточился, как опытный игрок. Он нисколько не мог полагаться на Ольгу Ивановну; она беспрестанно себе изменяла, бледнела, краснела и плакала... ее новая роль не пришлась ей по силам. Василий работал за двух; в его буйном и шумном веселье только опытный наблюдатель мог бы заметить лихорадочную напряженность; он играл братьями, сестрами, Рогачевыми, соседями, соседками — как пешками; вечно был настороже, не терял ни одного взгляда, ни одного движенья, хотя казался беззаботнейшим человеком; каждое утро вступал в сражение и каждый вечер торжествовал победу. Он нисколько не тяготился такой страшной деятельностью; спал четыре часа в сутки, ел очень мало и был здоров, свеж и весел». Сегодня такой хищник-виртуоз встречается довольно часто, но только это женщина. А мужчины обреченные жертвы в ее большой шикарной игре.