Завтрак с Ларошфуко

Первый интеллигент чеховского толка в полушаге от трона, причем не рефлексии молча «в стол», а буквально во всё совался, лично пытаясь выпрямлять виляющую линию истории. Что вообще у него впечатляет и заставляет нас, выученных, что историю творит народ, растерянно улыбаться, это полное пренебрежение к народу, который и забуянит вдруг и угомонится вдруг и вдруг приветствует и носит на руках тех, против кого только неделю назад «восстал» — всех делов-то подкинуть в толпу пару нужных слов. Разве с тех пор народная ненависть возникала и исчезала как-нибудь иначе? Ларошфуко видит поважнее народа механизмы и пошагово отслеживает, называя имена и фамилии, как тщеславие или алчность, а иногда любовная страсть одного человека запускают «исторические события», которые входят потом в учебники числом жертв. Самого Ларошфуко потрепали именно эти сюжеты. Вот он молоденький отважный благородный красавец ведет полки в бой и блестяще побеждает, чем сходу вызывает зависть принца Оранского, который нарочно чтобы только напакостить счастливчику «осадил Лувен, не имея намерения его захватить, и настолько ослабил французскую армию непрерывными тяготами и нехваткой во всем, что к концу похода она оказалась неспособной самостоятельно возвратиться тем же путем, каким прошла ранее». Никто так не показал роковую связь мизерного и колоссального, легкомысленно подаренные возлюбленному подвески королевы и религиозный фанатизм гугенотов в одном бокале: влюбленные манипулируют боями несчастных гугенотов, чтобы доставить себе лишнее свидание. А как чувствуется отсутствие мобильного телефона... «И вот м-ль де Отфор условилась с г-жой де Шеврез, что если она пришлет ей часослов в зеленом переплете, то это будет знаком, что дела королевы оборачиваются благоприятно, но если присланный часослов будет переплетен в красное, то это явится предупреждением... Не знаю, кто из них допустил ошибку, но только взамен часослова, долженствовавшего ее успокоить, г-жа де Шеврез получила тот, который поселил в ней уверенность, что и она и королева погибли». И понеслось, из-за этой бабьей путаницы чуть не началась война Франции с Испанией. Таких мускулистых детективных сюжетов Ларошфуко дает десятки, из попыток их предотвратить или нейтрализовать и состояла его жизнь. Людишек, конечно, попутно поизучал вплотную, из чего и вышли знаменитые устрашающие читателей афоризмы, заставляющие нас блудливо улыбаться.

«Как бы мало мы ни доверяли нашим собеседникам, нам все же кажется, что с нами они искреннее, чем с кем бы то ни было».

«Легче пренебречь выгодой, чем отказаться от прихоти».

«Мы вступаем в различные возрасты нашей жизни точно новорожденные, не имея за плечами никакого опыта, сколько бы нам ни было лет».

«Нет глупцов более несносных, чем те, которые не совсем лишены ума».

«Миром правят судьба и прихоть».

Но вот и устаревшее: «Наш ум ленивее, чем тело». В 21 веке чем ленивее тело, тем активнее оно умничает в фейсбуке.