Завтрак с Женитьбой

Не Фигаро, конечно, что нам тот западный менеджер Фигаро, у него ж всё рефлекторно, по прайсу. На вопрос «какой мужчина нам нужен сегодня» мы так скажем: с запросами чтоб, с идеей! И такой мужчина в русской классической литературе хранился, ждал своего часа. Проходите, пожалуйста, присаживайтесь за столик.

Анучкин: — Что ж... надобности никакой нет, а так, зашел с прогулки...

— Не робейте, я ваш апологет, apologiste по-французски.

Анучкин: — Вы думаете, я говорю по-французски? Нет, я не имел счастия воспользоваться таким воспитанием. Мой отец был мерзавец, скотина. Он и не думал меня выучить французскому языку. Я был тогда еще ребенком, меня легко было приучить — стоило только посечь хорошенько и я бы знал, я бы непременно знал... В этом заведеньи все барышни знают по-французски? Нужно, чтобы женщина непременно знала, а без этого у ней и то, и это (показывает жестами) — всё уж будет не то...

— По-французски я не знаю, но потерпите, я вас объясню всем по-русски и подниму ваш рейтинг среди невест 21 века с хорошим английским.

Анучкин: — 21 век это хорошо. А то у нас так и норовят оказать пренебрежение к человеку, который хотя, конечно, и служил в пехотной службе, но умеет, однако ж, ценить обхождение высшего общества.

— Вы самый гламурный среди женихов Агафьи Тихоновны, самый креативный.

Анучкин: — Противно? Конечно, противно, когда без всякой образованности, а сваху засылают, отрывают человека от дела.

— Но ведь вы хотите жениться?

Анучкин: — Хочу, да не знаю, где их берут, образованных, разве что попробовать еще в Сицилии поискать...

— Не стоит так далеко. За вас любая пойдет, если вы изложите свои идеи...

Анучкин (приосанивается) — Мои идеи... так-так... мои идеи я изложу даже очень, только кто станет их слушать?

— Верно, никто не станет, но если вы оформите вашу генеральную мысль, что женщина должна знать по-французски, в брошюре «Гендерный дискурс комуникативной феминизации», то ее сразу напечатают и пригласят вас провести семинар. А на семинары ходит очень много девушек, ориентированных на западные ценности, и вы среди них поищете себе. А когда у вас возьмут интервью и покажут по телевидению, за вас каждая пойдет.

Анучкин: — Я, как только вас увидел, у меня было какое-то предчувствие, что вы хоть и не знаете по-французски, но понимаете меня. Меня еще никто так не понимал, сударыня. Запишите счет за мной, скоро у меня будут средства.