Завтрак с Бодлером

Сервированы: моих кистей классицистическая одесская «икра из синеньких», хрустящий горячий хлеб «Черноморский», молодые грецкие орехи в меду, дивного цвета и аромата морс, вышедший вчера при варке алычового варенья, виноград «Аркадия», персики. Чем еще могу выразить свой восторг кумиру? Тем, что не тратя слов, даю слово величайшему критику всегда Нового времени. Счастливы Коро и Делакруа, что имели такой щит от тычущей гения своим тупым копьем штатной критики. Сегодня, когда каждый использует соцсети для объявления гением балующегося красками или рифмами приятеля, «профессиональная» критика окончательно закуклилась в своем патентованном снобизме, и каким же ударом хлыста по ее спесивой риторике звучит вот это: «Кстати, по поводу пресловутой неуклюжести г-на Коро... Многочисленные горе-критики сначала добросовестно восторгаются очередным произведением г-на Коро и сполна воздают ему дань похвал, затем начинают утверждать, будто оно хромает по части выполнения, и, наконец, сходятся на том, что г-н Коро вовсе не умеет писать. Ну и простаки! Им невдомек, что всякое гениальное творение, или, иными словами, творение души, где автор сумел все заметить, разглядеть, глубоко постигнуть и воссоздать в воображении, уже по одному этому всегда превосходно, даже если с точки зрения ремесла выглядит всего лишь удовлетворительным. Им не понять разницы между вещью завершенной и совершенной — ведь чаще всего то, что завершено, не бывает совершенным. Совершенное может и не быть завершенным, ибо ценность одухотворенного, весомого, удачно найденного мазка — огромна и т. д. и т. п. ...откуда следует, что г-н Коро пишет как великие мастера... В нынешнем году произведения г-на Коро так же сильны, как и раньше, однако глаз зрителя настолько приучен к лоснящейся, чистенькой и тщательно зализанной живописи, что работы г-на Коро по прежнему вызывают упрек в неуклюжести». Именно эта критика убивает возможность и священное право Публики что-то почувствовать и что-то избрать самой. Важнейший завет Бодлера, намертво затертый бизнесом в искусстве: «Множество раз мы слышали, как молодые художники жалуются на буржуа и изображают его врагом всего великого и прекрасного. Тут налицо заблуждение, которое пора обличить. Существует явление в тысячу раз более опасное, нежели буржуа,— это художник-буржуа, который вклинивается преградой между публикой и гением, скрывая их друг от друга. Обычный буржуа несведущ, и он устремляется туда, куда зовет его зычный голос художника-буржуа. Не будь последнего, лавочник носил бы Э. Делакруа на руках. Ведь лавочник — человек значительный, осененный божественной благодатью, достойный всяческого уважения... Не потешайтесь над тем, что этот добропорядочный человек стремится выйти за пределы своей среды и подняться ввысь. Он хочет испытывать волнение, он по-своему хочет чувствовать, познавать, мечтать. Словом, он хочет быть полноценным и каждый день требует у вас свою долю искусства и поэзии, а вы его обкрадываете. Он питается стряпней г-на Конье, и это доказывает, что его добрая воля беспредельна. Так дайте же ему подлинное произведение искусства — он переварит его, и оно пойдет ему только на пользу!» Ага, как же, тогда значит прощай денежки? Нет, будете Хёрста смотреть за большие деньги и стыдиться признаться в своем отвращении.